July 15th, 2004

День нереальный и ужасный

Ужасный сегодня день. Встал, поспав часа три, встречать родителей. Встретил, в 5-35 поезд. Родители приехали нервные, уставшие. Папа совсем больной, если дошел из поезда до машины, задыхался. Мама с простудой на губах, вся нервная, еле держится. По дороге, пока шел, носил вещи в машину, увидел дворовую собачку на трех ногах. Весело бежащую. Культя висела, на первый взгляд, вместо одной задней. Присмотрелся, увидел, что она привычно поджимала лапу очень высоко, совсем ей не пользуясь. А на ноге висит капкан. Мысли - помочь ей, снять капкан, замазать рану. А ей больно будет. А она укусит, от бешенства уколы надо будет делать. А точно укусит, она же не дура, если больно ей делать. Наверное, какой-нибудь святой местный бомж ее вылечит. Или сдохнет она - сородичи ее съедят.
Первое, что рассказывают родители - что от легких, как их научил друг-кореец в Теберде, помогает собачий жир. И что он готов ее разделать, если ему привезти - собаку. И жир вытопить. До года возрастом, обязательно дворняжку, породистая не годится. Фантасмагория. Нереальное все какое-то.
День весь нереальный. и до сих пор. В небе сверкают зарницы - никогда столько зарниц не видел. А, вот, вдалеке загремел гром. Дела сегодня делаются потому, что их надо делать. Потому, что это придает силы. Чем меньше за спиной дел, тем проще. На глаза попался диск "Юрий Казаков". Оттуда я слушаю один прекрасный вальс - называется вальс "Разбитая жизнь". Не потому, что разбитая, а потому, что просто нравится мне он очень. Очень красивый. напоминает немного "На сопках Манчьжурии". Если у кого-нибудь есть "На сопках Манчьжурии" в хорошем исполнении, лучше на баяне, напишите, хорошо?
А еще, если есть знакомый хороший врач пульмонолог - тоже буду очень благодарен - для отца...
Ух ты, зарница потрясающе яркая, на полнеба. И еще одна. А вот и гром, нет, похоже, молния.

Южный ветер, бешеная обезьяна

Ну вот, вроде бы теплый душ, ветер из окошка, зарницы, бутылочка хорошего пива сделали свое дело. Настроение свежее, вот только единственное, ночной ветер будит во мне бешеную обезьяну, которой хочется куда-нибудь поехать, куда глаза глядят. В лес, в горы, слышать цикад, дышать туманом, спать в лесу. И не думать о работе, так ее и так. Вроде добился того, чего хотел, повысили, больше занимаюсь орг работой и творчеством. И общением с живыми клиентами. И коллектив хороший. А все равно что-то не то. Ну вот, опять понесло меня. Не знаю, что делал Хлебников такого, что не делает Максим Нальский. Но на работу тянуло. Именно тянуло, магнитом. Хотя я знаю, что делал Хлебников. Он платил деньги и предоставлял полную свободу творчества, найма сотрудников, закупки техники и тп. Единственный критерий оценки - результат. Хотя сейчас Макс делает то же самое. А все равно на работу не тянет. Может дело в том, что на той работе можно было отдыхать. А тут нет. И еще, там были близкие друзья. Волян, Егор, Инна, Светка. И как-то хотелось, чтобы все было хорошо у Центра тестирования! Это было одной из целей в жизни.